En
Версия для слабовидящих

Новости / О вреде \"программы снижения вреда\"

История движения «снижения вреда» берет свое начало в середине 80-х годов и неразрывно связана с началом эпохи эпидемии ВИЧ /СПИДа среди потребителей инъекционных наркотиков в США, Западной Европе и других странах.

Были выработаны базисные принципы «программ снижения вреда»:

– немедицинское использование наркотиков и других ПАВ – неизбежное явление в любом обществе, и идея о том, что употребление наркотиков можно прекратить, является утопичной.

– потребители наркотиков – это интегральная часть общества; значит,  для защиты здоровья всего общества необходима защита здоровья потребителей наркотиков. Необходимо интегрировать потребителей в общество, а не изолироваться от них.

Первый проект «снижения вреда» начал осуществляться в России в 1996 году в городе Ярославль.

Одним из направлений деятельности – это обмен шприцев. Программа обмена игл и шприцев – это профилактическая программа, обеспечивающая простой доступ к стерильным иглам и шприцам для наркоманов. Обмен шприцев сопровождается консультированием по вопросам поддержания здоровья и снижения вреда от потребления наркотиков.

Таким образом, создается впечатление, что это попытка всеми силами помочь человеку, страдающему наркоманией, оставаться таковым на протяжении максимально длительного времени.

Программы заместительной терапии направлены на то, чтобы человека, зависимого от наркотиков, главным образом от героина и других опиатов, перевести на употребление заместительных, также наркотических препаратов. Если человек не может или не хочет перестать употреблять наркотики и избавиться от наркотической зависимости, ему предоставляется возможность употреблять препараты этого же ряда, но под контролем специально подготовленного врача.

Основной лозунг таков: «несмотря на то, что зависимость у человека сохраняется, сокращается риск заражения ВИЧ-инфекцией». Кроме того, приверженцы этой программы продолжают утверждать, что заместительные препараты не причиняют вреда здоровью потребителей или причиняют в меньшей степени, чем при злоупотреблении «уличными» наркотиками.

 На самом деле все обстоит иначе. По всем этим вопросам заинтересованные лица или постоянно что-то недоговаривают, или просто открыто обманывают общественность. И продолжают шаг за шагом продвигать на территорию России такую, по сути, смертельную опасность, как метадон.

В настоящее время метадон в России признан наркотическим средством. Причем крупный и особо крупный размеры для него такие же, как и для героина.

Еще один вопрос – финансовый. На обеспечение метадоновой программы для одного больного в год в России необходимо около 5 тысяч долларов. Кто будет платить фармацевтическим компаниям, упорно продвигающим метадон в Россию? Это будут семьи наркоманов, и тогда их надо спросить: согласны ли они на пожизненную оплату пагубного пристрастия своих детей? Если же это будет финансирование из государственного бюджета, официально распространяемый наркотик в местах лишения свободы и медучреждениях никогда не решит проблему наркомании в России, а только ее усугубит.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ:

I. Маскируясь под защиту прав и свобод людей, употребляющих наркотические вещества, на самом деле программы «снижения вреда» проводят антигуманную и циничную политику геноцида народов. Результат ее действия налицо. За время ее существования и активного проведения наркотизация общества нарастает, и увеличивается количество ВИЧ-инфицированных;

II. В связи с отмеченными многолетними неудачными попытками снижения немедицинского употребления наркотиков и невозможностью решения других связанных с этим явлением проблем, какие-либо заявления о доказанной эффективности программ в предотвращении распространения СПИДа и сужения спектра нанесенного психоактивными веществами вреда представляются неадекватными и лишенными всяких оснований.

Если вам стали известны случаи использования, пропаганды или рекламы заместительной терапии, вы можете сообщить об этом по телефону доверия отдела по г. Анапа Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков 5-48-95.

 

© 2009—2019